Позвонить Услуги

Амбулаторно-поликлиническое отделение: СПб, 2-я Березовая аллея, д.3/5 Стационар: СПб, Проспект Ветеранов, 56

Единый call-центр: 8 (812) 607-03-03
Отдел платных услуг: 8 (812) 607-05-05

Первичный прием, консультация и лечение в рамках программы ОМС осуществляется по направлению от районного онколога.

Новый функционал: онлайн заявка на платные услуги и форма отказа от номерка

21/12/15, ОК-информ.ру: Не утешайте онкобольных

Шок от момента постановки страшного диагноза и последующие стадии привыкания к новому качеству жизни - абсолютно нормальный процесс. Психологи Городского онкодиспансера рассказали, как это пережить.

В СССР рака не было - было изделие № 3

В 1950-60-х годах основная доля самоубийств среди онкобольных приходилась на тех, кто столкнулся с раком кишечника, толстой кишки - то есть всех тех, кто вынужден был после операции привыкать к новой жизни со стомой - искусственным кишечником.

Лечение тела - это еще не самое главное, потому что впереди пациента ждут не менее тяжелые испытания: придется кардинально менять качество жизни - как своей собственной, так и близких

Именно тогда онкологи начали задумываться, что лечение тела - это еще не самое главное, потому что впереди пациента ждут не менее тяжелые испытания: придется кардинально менять качество жизни - как своей собственной, так и близких. Далеко не каждый мог это пережить именно по психологическим причинам, и люди, успешно перенесшие операцию и хорошо реагирующие на дальнейшее лечение, добровольно уходили из жизни. Просто потому, что не знали, как можно с ЭТИМ жить.

«Психологическая поддержка нужна не только больным, но и родственникам, окружающим, - рассказал ОК-информ главный онколог Санкт-Петербурга, главный врач Городского онкологического диспансера Георгий Манихас. - В середине XX века о раке почти не говорилось - его как бы не было, в СССР было все прекрасно! Конечно, ни о какой специальной психологической помощи тем более речи быть не могло. Тогда, помните, существовали изделия № 1 - это был противогаз, изделие № 2 - презерватив, а изделием № 3 был калоприемник для стомированных больных, который, кстати, был похож на противогаз. И мы видели столько поломанных судеб, столько депрессий и суицидов, что первым делом, когда начали строить городской онкодиспансер, было принято решение создать отделение психологической помощи для стомированных пациентов».

Главный онколог Петербурга убежден, что психологическая поддержка должна стать системой в онкологии, причем с самых первых минут появления человека в онкобольнице.

«Первая реакция человека, узнающего о диагнозе, - шок. Вторая реакция - прострация. И только потом происходит акуммуляция всех сил - и физических, и психологических, - рассказывает Георгий Манихас. - Но есть определенный процент больных, которые не в состоянии справиться с этим. Есть люди, которые отказываются даже от лечения. И с этим надо работать».

Психолог онкоцентра: Рак - это болезнь всей семьи

Около 20 лет назад по инициативе Георгия Манихаса в Петербурге впервые в стране появилось психологическое сопровождение стомированных онкобольных. Сейчас такая помощь оказывается всем пациентам и их родственником с онкологией любой локализации. К специалистам направляют врачи либо люди записываются сами - все телефоны есть на официальном сайте Городского онкологического диспансера.

Около 20 лет назад по инициативе Георгия Манихаса в Петербурге впервые в стране появилось психологическое сопровождение стомированных онкобольных

«Когда человек узнает о диагнозе, он нуждается в помощи, хотя бы в разговоре. И у многих возникает вопрос: какая разница, с кем поговорить - с подругой на кухне или с профессиональным психологом? - рассказывает психолог онкоцентра Елена Королькова. - Дело в том, что профессионал с определенными знаниями может создать безопасную среду для выражения чувств человека. Психолог не может изменить его жизнь, но он может научить совладать с ситуацией и научить жить в ней. Сейчас у нас на учете состоит 7,5 тысячи человек».

Елена Королькова согласна с тем, что больше всего суицидов происходило со стомированными больными.

«Психологическое консультирование необходимо и на раннем послеоперационном периоде, потому что для человека это серьезная психологическая травма. Это невозможность сохранить привычный образ жизни, это изменение социального статуса, глубокий кризис, острое горе. Психика должна адаптироваться к новому состоянию», - говорит Елена Королькова, работающая с онкобольными почти 20 лет.

Специалист говорит, что утешения родных и близких и их призывы к тому, что надо быть сильными, неверны. И утешать людей не надо.

Ежедневно на прием к психологам онкоцентра приходят от 4 до 10 первичных пациентов

«Все этапы горевания надо пережить. Человек в горе не должен быть сильным. Но надо донести до него, что так плохо будет не всегда. Будут силы жить качественно. Есть много людей, которые были в таком же положении, а потом выходили замуж, рожали детей».

Ежедневно на прием к психологам онкоцентра приходят от 4 до 10 первичных пациентов - речь идет только о тех, кто готовится жить со стомой.

Контингент молодеет. Сейчас такие операции делают уже 40-50-летним. Но и пожилым пациентам помощь психолога не менее важна, им нужно позитивное внимание: люди должны понимать, что они не одни, что их любят просто за то, что они есть.

Люди доживают до своего рака, и это хорошо

Главный онколог Северной столицы Георгий Манихас не устает повторять: главная задача - это снижение смертности от рака. При этом тенденция к росту заболеваемости как была, так и осталась. По его словам, к концу 2015 года будет 400 заболевших на 100 тысяч населения.

Параллельно необходимо заниматься тем, чтобы выявлять онкологию на ранних стадиях, потому что раннее выявление - это успешное лечение меньшими затратами

«И это не кошмар, это - жизнь. Почему я вижу в этом позитив? Дело в том, что онкология - это удел лиц старшего возраста. Никакого омолаживания рака нет, это неверно. Он как был в своей нише, так в ней и остался. Но сейчас очевидна тенденция увеличения общей продолжительности жизни. Если в начале 1990-х средняя продолжительность жизни мужчины в России составляла 56-57 лет, то сейчас - на 6-8 лет больше. Поэтому главное тут - помнить слова нашего учителя, великого онколога Николая Петрова - они дожили до своего рака».

Параллельно необходимо заниматься тем, чтобы выявлять онкологию на ранних стадиях, потому что раннее выявление - это успешное лечение меньшими затратами.

«Мы все знаем, что хотя бы раз в год надо побывать у зубного врача. И идем, потому что у каждого когда-нибудь болели зубы. Но зубов у нас 32, а рак - один. И потому человек сидит, выжидает до последнего… Мы проводили исследование, кто идет на диспансеризацию после появления каких-то массовых акций в СМИ по поводу антиракового скрининга: идут те, у кого уже что-нибудь болит, то есть с третьей-четвертой стадиями. Они сидели, ждали. Им напомнили - они пошли. Из 150 обследованных 70 человек были направлены на дополнительные углубленные исследования. А вот когда из 150 будут всего 2-3 человека, причем с онкологией в первой стадии, мы будем считать свою задачу выполненной».


Марина Бойцова
Подробнее: http://ok-inform.ru/obshchestvo/medicine/50884-ne-uteshajte-onkobolnykh.html